Топ-4 самых распространенных и незаконных примера снятия нуждающихся с очереди на получение жилья

Процедура получения бесплатного жилья от государства в нашей стране давно превратилась в хождение по мукам. Встать на учет крайне сложно, уровень бумажной волокиты зашкаливает, а период ожидания порой растягивается на десятилетия. Но хуже всего то, что потерять место в заветном списке можно в любой момент. Причем без каких-либо законных оснований. О самых распространенных случаях неправомерного исключения граждан из квартирной очереди рассказывается в данной статье.
 

№ 1. Жилплощадь выдали, уведомить забыли

Пару лет назад из-за такой «рассеянности» московских чиновников семья Карповых (здесь и далее фамилии изменены) едва не лишилась положенной ей по закону государственной квартиры. Жительница столицы вместе с дочерью стояла в очереди на улучшение условий с 1989 года. Проблем, как говорится, ничто не предвещало: москвички исправно носили в мэрию справки, сомнительных сделок с недвижимостью не совершали, посторонних лиц к себе не прописывали. А потом вдруг выяснилось, что префектура уже несколько месяцев как вычеркнула их из списка на получение социальных метров. Пришлось подавать иск.

В суде департамент городского имущества объяснил свое решение просто. Дескать, обещанную «однушку» Карповым предоставили еще полгода назад. Но бывшие очередницы не соизволили вовремя прийти в администрацию и подписать необходимые бумаги. А значит, согласно ст. 41 городского закона № 29 от 14 июня 2006 г. «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», муниципалитет имел полное право снять их с учета.

Казалось, госслужащие все предусмотрели. Ведь в упомянутой 41-й статье четко указано: после выхода распоряжения о выделении конкретной квартиры у гражданина в запасе ровно 30 дней, чтобы заключить договор соцнайма с мэрией. Если он опоздает по неуважительной причине (то есть не из-за болезни, командировки, отпуска и пр.) или прямо откажется от предложенного варианта, документ признают недействительным, а самого очередника либо переставят в конец списка, либо «отчислят» — на усмотрение города. В ходе разбирательства чиновники предъявили решения префектуры, по которым выходило, что семья Карповых не уложилась в отведенный законом месяц. Только вот доказать, что мать и дочь вообще знали об этом сроке, ответчикам не удалось. В материалах дела не было данных об отправленном почтовом извещении, а обе заявительницы настаивали: про скорую выдачу жилья им никто не сообщал ни в письменной, ни в устной форме. Стало быть, и успеть на подписание договора они не могли. Судья согласился с доводами истиц и обязал мэрию восстановить их учетное дело.
 

Читайте также  Стиль кантри в интерьере кухни: выбираем отделку, мебель и декор правильно

№ 2. Берите, что дают, или вон из очереди

Нередко формальным поводом для снятия граждан с учета становится их излишняя (на взгляд чиновников) разборчивость. Так, прошлым летом власти Уфы исключили из очереди на жилье семью Ивановых — ребенка-инвалида и его мать. Перед этим муниципалитет предложил им переехать в двухкомнатную квартиру в другой части города. Однако женщина была вынуждена отказаться: многоэтажка находилась слишком далеко от больницы, где лечился сын. Вместо того чтобы подобрать для заявительницы более подходящий вариант, работники администрации просто-напросто признали ее «не нуждающейся» в улучшении условий.

Семью спасло вмешательство прокуратуры. Надзорный орган обратился в суд и потребовал отменить незаконное решение. Аргументов истцу хватило. Во-первых, в предоставленное помещение Ивановы не вселялись, договор соцнайма не заключали и отказную от «двушки» написали вовремя. Во-вторых, группа инвалидности у мальчика и комната в общежитии площадью 17 кв. м — как основания для получения бесплатного помещения, — никуда не делись. В итоге суд решил, что город не выполнил своих обязательств по обеспечению семьи жильем и потребовал вернуть Ивановых в квартирную очередь.
 

№ 3. За «ненамеренное» ухудшение — намеренный отказ

Еще одна довольно типичная история произошла год назад во Владимирской области. Местные чиновники исключили из списка очередников ветерана Великой Отечественной войны. По их мнению, 98-летняя пенсионерка Наталья Семенова решила обмануть государство. В 2014-м она продала свой деревенский дом-развалюху сыну, проживающему отдельно, и тем самым якобы искусственно ухудшила собственные жилищные условия. Тот факт, что постройка находится в глуши и давно требует капитального ремонта, госслужащих не смутил. Зато заинтересовал служителей Фемиды. Анализируя это дело, районный суд принял во внимание расположение и плачевное состояние проданной недвижимости, родственные связи продавца и покупателя, а также преклонный возраст истицы, ее нуждаемость в постоянном уходе. И сделал простой вывод: намеренно портить свои условия ради бесплатных «квадратов» от государства (на чем настаивал ответчик) пенсионерка не собиралась. Более того, серьезных «ухудшений» в жизни старушки после заключения договора купли-продажи по факту не произошло. Благоустроенной жилплощади в полном смысле этого слова у Семеновой не имелось и раньше, помещение она занимает то же самое, что и при постановке на учет, метраж дома в результате сделки не уменьшился. Соответственно, снимать ветерана с учета администрация была не вправе. Судья вынес решение в пользу истицы.
 

Читайте также  Кладовки в новостройках: полезно и недорого

№ 4. Выгодно женившимся квартира не положена

В своих попытках «расчистить» очередь на жилье муниципальные власти порой доходят до абсурда. Например, гражданина могут лишить права на улучшение условий только потому, что кто-то из его семьи удачно вышел замуж или женился.

Вот показательный пример из Москвы. Сергеевы — отец, мать и сын — двадцать с лишним лет ютились в 18-метровой комнате коммуналки, терпеливо ожидая, пока мэрия выделит им помещение попросторнее. До переезда оставалось всего ничего, когда молодого человека угораздило вступить в брак. Как выяснилось, невестке принадлежала «трешка» в Подмосковье — подарок от обеспеченных родителей. В департаменте городского имущества решили, что теперь с «квадратами» у семьи полный порядок, и, недолго думая, исключили ее из списка нуждающихся.

Суд с такими расчетами не согласился. Столичным чиновникам в очередной раз объяснили: если гражданин не состоит на «квартирном» учете и владеет недвижимостью, на которую очередники не имеют права (приватизированной, унаследованной, купленной до брака), такую жилплощадь нельзя плюсовать к метражу заявителей. Иными словами, «трешка» невестки Сергеевых — это ее личное имущество и «улучшать» жилищные условия новых родственников оно никак не может.